January 25th, 2007

коля

(no subject)

ФИЛЬМ "ОСТРОВ"
ПОСЛАНИЕ ОТ ПЕТРА И ПАВЛА


Каждый фильм режиссера Павла Лунгина – является аккуратно приготовленной порцией лжи.
Но это не просто типичная для кинематографа Развесистая Клюква или Лапша На Уши. Ради такой привычной и вообщем то безобидной киношной лжи, я бы не стала тревожить клавиши моего компьютера.
Блюдо из Лапши и Клюквы готовит множество киношников по всему миру и цель эти горе-поваров ясна и целиком лежит все в той же гастрономической сфере: хорошо кушать.
Увы, круг амбиций этого человека, отнюдь не ограничивается гастрономическими.
В первую очередь конечно успех у избранных. Это успех дорогого стоит.
Да… эти книги, которые пишутся для членов жюри, эти фильмы которые снимаются для членов жюри…
Следующая амбиция Лунгина – владеть умами. Естественно, не всеми.
Народом попроще маэстро Лунгин конечно не интересуется.
Он интересуется владеть умами интеллигенции, то бишь, нашими учеными умами.
Отсюда и темы его фильмов «Такси – блюз», «Парк отдыха» - всегда непременно остренькое, лапша и клюква непременно приправлены актуальностью проблемы.
Лунгин похож на лотошника с фальшивым китайским товаром первого спроса: сегодня на лотке еврейский вопрос. Вкупе с ностальгией по джазу. Завтра … опять еврейский вопрос, но уже вкупе со скинхедами, послезавтра… еврейский вопрос задолбал уже, посему снят, на повестке дня олигархи.
Но мода на олигархов прошла, наступила мода на Православие.
Лунгин вознамерился принести согражданам Бога через историю старчества и юродства. Я думаю, что, и сами слова эти «юродство» и» старчество» Лунгин услышал впервые лишь после того как смекнул, что сейчас пришло время торгануть именно Православием.

Из интервью Павла Лунгина: «…Я прочитал в свое время сценарий молодого драматурга Дмитрия Соболева, ученика Юрия Арабова, - и отложил, поскольку ничего не понял».

Основным источником познаний в области старчества и юродства драматурга Дмитрия Соболева явилась одна старая книга.
Ее написал в начале прошлого века священник отец Владимир Зноско. Называется она: «Христа ради юродивый иеросхимонах Феофил, подвижник и прозорливец Киево-Печерской лавры».

Вот здесь эту книгу можно прочесть целиком:
http://www.omolenko.com/books/feofil/book.php

Это - рассказанное простым беллетристическим языком, житие одного из известных российских старцев юродивых, жившего и умершего в 19-м веке.
Именно с иеросхимонаха Феофила списан герой фильма «Остров» отец Анатолий, огромными кусками списаны диалоги, из этой же книги взята и история непростых взаимоотношений старца с его непосредственным церковным начальством.
Такая практика, при написании киносценариев пользоваться классической литературой, как первоисточником, вполне принята.
Вся прелесть в том что, списывая монологи и диалоги из произведений давно умерших классиков или просто из старых книг, сценарист за сроком давности не должен никому платить. Это удобно.
Этим часто пользуются именно при написании сценариев из старой жизни. Ничего предрассудительного в этом нет.
Но единственное что отличает в данном случае порядошного человека от пройдохи, это упоминание первоисточника в тирах фильма, в интервью.
Собственно говоря, если вопрос не касается денег и выплат по авторскому праву, есть лишь одна разграничительная линия между Постмодернизмом и Плагиатом между Цитатой и Кражей – упоминание имени цитируемого.
Напрасно я тыкала пальцем в сетевые поисковики, предварительно набрав ключевые слова: Лунгин - Зноско, Соболев - Зноско, «Остров» - Зноско…
Ни гугу. В предисловии к повести «Остров» вышедшей в «Амфоре», автор говорит что одним из прототипов героя был старец Феофил.
Это же автор говорит в одном из интервью.
Но нигде, ни разу он не упоминает имя обкраденного писателя о. Владимира Зноско.
Выскочил лишь тот живой журнал, автор которого радостно сообщает своим сетевым друзьям, что первоисточник фильма обнаружен!
И дальше большие цитаты из книги о. Зноско именно те, что полностью перенесены в сценарий. И ссылка на саму книгу.
Я прочла эту книгу и, наконец, смогла ответить самой себе на мучивший меня вопрос: откуда этот нелепый сценарий? Collapse )
коля

(no subject)

«Евангелие» – книга непохожая на Тору, именно тем, что это – очень ясная и простая книга. Трудно толковать описанную в ней историю по-разному.
Над такой книгой, наверное, не проведешь жизнь – толкуя.
Все вообщем то – как на ладони.
Наверное, поэтому она так пришлось по душе полмиру.
И вот из этой книги совершенно ясно, что Иисус Христос, чьей биографией она является, и о чьем мировоззрении она рассказывает нам, был глубоко верующий еврей, то есть, иудаист.
И всю свою жизнь он боролся с тогдашним иудейским духовенством, которое по его мнению, погрязло во лжи и давным давно отступило от моисеевых заповедей.
Ни кесарь, не римляне, ни богатые, угнетающие бедных , ни есть его главные враги.
И уж никак не Тора и еврейский Бог.
Он всю дорогу борется именно с верхушкой тогдашнего духовенства, обвиняя их в лицемерии, в том, что они следуют иудаизму только на словах.
Он призывает их начать следовать ему на деле.
И он их достает до такой степени, что они его убивают.
При этом убивают его, нарушив абсолютно все, законы тогдашней иудейской юриспруденции.


В русском православии на протяжении его истории постоянно возникают такие темные и антихристианские, силы, что глубоко верующие люди, пытающиеся «делать свою жизнь с Иисуса Христа», начинают следовать за ним и наезжать на православных начальников, погрязших в лицемерии и фарисействе.
Самые известные примеры – это Толстой и следующий за ним Лесков.

А нынче на дворе 21-й век, но история повторяется.
В современном русском православии есть места скопления чудовищных темных сил. И я не боюсь этого прилагательного, потому что сеющие ненависть именем Бога – это чудовища.
Именно этим силам, конечно же, ненавистен роман Улицкой о брате Даниэле.
Именно эти силы страстно ненавидят идею экуменизма. Вообще любую идею соединяющую, а не разделяющую людей.
Ненависть к экуменизму… молиться вместе с неверными.
Там в Беслане, в школе, сидели на полу рядом христиане и мусульмане.
Сидели и молились. Вместе.
И нью-йоркцы 11-го сенября тоже молились вместе, всем городом, на разные голоса.
Именено в Нью-Йорке как раз можно увидеть экуменизм в действии. Никто от этого не престает быть православным, мусульманином, католиком или иудаистом. Не перестает быть евреем, корейцем или ирландцем.
Ненависть к экуменизму – это очень показательная черта. Это – примета ненавистника.
………………………………………

Что касается фильма «Остров», рецензию на который я тут повесила – конечно же, никакого отношения к этим силам создатели «Острова» не имеют.
Ну… если не считать того, что заигрывая с нынешним полудержавным православием, они хотят понравиться заодно и таким его представителям, о кторых я говорю выше.

Я ругаю фильм совсем за другое.
За другого рода ложь и бесстыжую торговлю.
Лунгин – не дьявол – это торгаш во храме.
Тоже хорошего мало…